За деньгами в небо: как заработать на парашютном спорте

Как парашютный спорт приносит деньги?

Парашютный спорт – это удивительное дело, необычайно перспективное с точки зрения заработка, но до конца неисследованное потенциальными бизнесменами.

Ведь контингент поклонников такого развлечения – весьма обеспеченная категория людей, которая не жалеет денег на экстрим.

Прежде всего это специалисты по информационным технологиям, менеджеры различного уровня, сотрудники юридических служб и др.

Обратите внимание

Их стремление именно к такому отдыху легко объяснить – как правило, такие люди чрезвычайно загружены на работе и испытывают затруднения с расслаблением, как физическим, так и эмоциональным.

Психиатры, которым приходится делать заключения о том, насколько тот или иной желающий прыгнуть с парашютом здоров, часто едва ли могут скрыть улыбку, ведь все эти многочисленные поклонники экстрима, выстраивающиеся в очереди для получения необходимых разрешений, зачастую даже не пригодны к службе в армии. Тем не менее, даже этот факт не останавливает жаждущих адреналина парашютистов-любителей.
Иностранное слово «скайдайвинг», переводимое с английского языка как процесс «ныряния в небо» приобрело небывалую популярность даже среди среднего класса. Основной причиной тяги к такого рода спорту является необходимость расслабиться, как морально, так и физически. Ведь под данным термином кроется не просто банальный прыжок с летящего самолета, а десяток совершенно разных видов прыжка. Зачастую такое разнообразие и влечет людей к этому развлечению.

Организаторы и владельцы парашютного бизнеса убеждены, что так называемые скайдайверы, как правило, являются весьма обеспеченными людьми.

Они с готовностью отдают 70-150 грн за то, чтобы один раз прыгнуть из летящего самолета и с парашютом, и считают такие траты вполне объективными, чтобы немного отвлечься от повседневности и будничных забот.

К сожалению, пока в Украине недостаточно высок сервис и развита соответствующая инфраструктура, чтобы удовлетворять запросам таких клиентов.
В настоящее время в Украине известно наличие порядка трех десятков авиаспортклубов, деятельность которых по организации и сопровождению прыжков лицензирована.

Казалось бы, цифра не столь мала, и тот спрос, который сейчас демонстрирует рынок, вполне может быть удовлетворен таким количеством скайдайвинговых организаций. Тем не менее, соответствующий сервис обеспечить пока в состоянии немногие.

Так, ни для кого не секрет, что на территории Украины крайне мало дропзон, правильно оборудованных для занятий прыжками с парашютом. Во многом это связано с тем, что организаторы этого бизнеса пока не считают его собственно доходным делом, а относятся скорее как к хобби, увлечению, которое разделяют такие же любители. Но тенденции во всей Европе таковы, что скоро место любителей займут профессионалы, которые сделают скайдайвинговый бизнес одним из весьма доходных дел.

А теперь вот так…

После того, как развалился СССР, большинство авиаспортклубов фактически разорились, поскольку практически полностью было приостановлено финансирование подобных организаций.

Важно

Ведь во времена СССР с парашютом прыгали лишь те, кто профессионально занимался спортом, а также военные. После же распада Советского союза, спрос на подобного рода занятия резко упал.

И лишь когда в Украине некоторую финансовую стабильность приобрел средний класс, интерес к скайдайвингу резко возрос, и с 2000 года работа авиаспортклубов стала более динамичной и востребованной.

Тем не менее, несмотря на количественный и качественный рост потребностей клиентов авиаспортклубов, уровень оказываемых услуг оставлял желать лучшего. Давно существующие клубы предоставляли клиентам парашюты старого типа, плохо управляемые, круглой формы, произведенные еще в СССР.

Естественно, любителям адреналина это придавало определенную остроту эмоций, так как они были крайней небезопасны. Позже же, когда в России стартовало применение безопасных способов прыжков с парашютом, новые методы достигли и украинских дропзон.

Пока на территории Украины расположены три подобных дропзоны, из которых одна располагается в районе Днепропетровска, две другое – под Киевом. Казалось бы, не так мало, но удовлетворять существующий и стремительно растущий спрос на эти услуги, такого количества едва ли достаточно.

Таким образом, существующие авиаспортклубы привлекают парашютистов не только из соседних районов и областей, но и из других точек страны. К примеру, дропзона под название «Бородянка» принимает скайдайверов со многих других городов Украины. За там было совершено почти полтора десятка прыжков.

Но зачастую современного клиента дропзоны влечет не столько возможность испытать адреналин, сколько внушительное количество различных услуг, которые предлагаются дополнительно. Ультра новые программы обучения прыжкам, превосходное оборудование – все это делает парашютный спорт еще более привлекательным.

Каким образом сделать бизнес еще более прибыльным? Основной способ – увеличить возможное количество клиентов в единицу времени. В европейских странах, к примеру, большинство дропзон в достаточном количестве снабжены самолетами (как правило, их не менее трех).

Кроме того, штат дропзоны содержит всех необходимых для качественной работы сотрудников. Обычно это инструкторы, тренеры, операторы, которые успевают запечатлеть знаменательный момент прыжка, а также страховой консультант или агент, который тут же оформляет страховой полис для прыгуна.

Без страхового полиса в странах Европы совершить прыжок невозможно.

Занятия по прыжков с парашютом проводятся в специальных помещениях – аудиториях. При дропзоне часто есть небольшое отель, в котором могут остановиться клиенты.

Совет

Охраняемая автомобильная парковка, рестораны и бары, магазины, в которых можно купить все для занятия этим видом спорта – таков набор предлагаемых дополнительных услуг для клиентов, что позволяет при существующем уровне обслуживания достигать высоких показателей прибыльности.

По словам опытных владельцев парашютного бизнеса, с помощью инвестиций от 150 тыс. долларов можно создать аэроспортклуб, уровень которого будет близок к европейскому. Максимальная планка вложении варьируется в районе 700 тыс. долларов.

Большим преимуществом является организация одной дропзоны на основе другой. Ведь в таком случае речь не идет о проектировании и строительстве взлетной полосы, здания и пр. Дело остается за малым – приобрести все необходимое (самолет, парашютное оборудование и техника).

Такой вариант позволяет значительно сэкономить на стартовых расходах.

Ведь открытие парашютного бизнеса предполагает также дополнительные затраты, связанные с выдачей различного рода лицензий, разрешений, согласований для беспрепятственной организации прыжков, а также свободного использования летательного аппарата без оглядки на авиационную администрацию.

Парашютный спорт и торговля

Тем не менее, организация настоящей дропзоны со всеми необходимыми услугами, обеспечивающими ей европейский уровень – это отнюдь не единственный способ предпринимательства, основанного на желании людей испытать острые ощущения от полета.

Есть также вариант открытия специализированного магазина, в котором парашютисты-любители и парашютисты-профессионалы могут заказать или приобрести все необходимое для прыжков, начиная от основного снаряжения и заканчивая аксессуарами. Цена на такого рода товары достаточно высоки.

Основная причина – необходимость заказывать многое за рубежом. Стоимость комплекта для желающего прыгнуть с парашютом может достигать 10-11 тыс. долларов. Обычно в этот набор включается ранец с двумя парашютами, высотметр, прибор для страховки и пр.

Такой вариант покупки снаряжения особенно выгоден, так как самостоятельный заказ всего необходимого за рубежом приводит к значительному росту стоимости покупки, так как доставка, как правило, составляет порядка 15-20% от стоимости приобретения.

Торговым компаниям, продающим снаряжение для парашютного спорта, легко удается «обрасти» постоянными клиентами, так как выгода приобретения в таких магазинах очевидна, да и гарантий значительно больше.

Обратите внимание

Кроме того, очень часто продающая организация продвигает продукцию клиентами определенного парашютного клуба, что не только делает покупки более выгодными, но и в некотором смысле подчеркивает их эксклюзивность.

Как правило, организация, продающая снаряжение для парашютного спорта, работает лишь на условиях полной предоплаты. Это позволяет не затрачивать ни копейки собственных средств и избежать риска отказа покупателя от товара, доставка которого стоит немало.

Часто заказ можно сделать в Интернете. В сущности, такие магазины не занимают много места, так как там не хранится весь товар.

Для клиента есть несколько плюсов и минусов такой схемы покупки снаряжения. С одной стороны, это значительно дешевле.

Возможность получения значительных скидок и льгот (часто даже выше, чем если бы вы решили сделать покупку у производителя напрямую) связана с тем, что торговая компания может отправлять заказ сразу на много позиций, что приводит к существенному снижению цены, в то время как обычному покупателю такие скидки могут только сниться. Но есть и определенные сложности.

Например, скорость доставки, которая страдает от того, что торговая компания ждет накопления нескольких заказов и лишь потом их отправляет производителю, чтобы получить скидку.

Тем, кто решил заработать на продаже парашютного снаряжения, приходится достаточно сложно, так как наладить контакт с иностранными производителями и поставщиками достаточно сложно, зачастую, это удается лишь при привлечении личных знакомств, которые складываются на почве увлечения парашютным спортом. Особенно продуктивны знакомства, завязанные за границей, так как именно там производят наиболее качественную продукцию.

Не стоит забывать также о том, что хоть продавец и не может отвечать напрямую за сохранность здоровья покупателя, тем не менее, он должен досконально знать все детали снаряжения, которое продает. Ведь от того, насколько верно он подберет тот или иной элемент, зависят не только эмоции и настроение парашютиста, но и его жизнь.

Именно по этой причине востребованными, успешными продавцами в сфере парашютного снаряжения становятся лишь опытные парашютисты, которые совершили уже немало прыжков, разбираются в уровне потенциальных прыгунов и умеют подобрать соответствующий товар. Данный вид торговли характеризуется показателем рентабельности в среднем 20-25%.

А что еще предложить парашютисту?

Большое количество дилеров не ограничивается продажей снаряжения. В список своих предложений они включают множество различных дополнительных услуг. Например, у покупателя парашютного снаряжения есть возможность пройти специальный курс по укладыванию парашюта. Или же отдать свой ранец в чистку, разместить страхующий прибор и прочие услуги.

Важно

Курсы по укладыванию запасных парашютов особенно ценны, так как на эту деятельность необходимо особое разрешение, которое может дать только производитель соответствующего снаряжения. Нормативами предусмотрена троекратная переукладка в течение месяца, поэтому эта услуга даже без обучения крайней востребована.

Кроме того, дилеры могут помогать с организацией ремонта различных парашютных конструкций, в рамках разрешений, которые дает производитель.

Тем не менее, несмотря на очевидную пользу и нужность этой услуги, она не может обеспечивать стабильный доход. Это связано с пока еще недостаточно большим количеством парашютистов, занимающихся парашютным спортом на регулярной основе.

Для того, чтобы это дело приносило реальный доход, которого бы хватало на что-то больше, нежели простая оплата аренды, необходимо втрое больше прыгунов. Кроме того, починку снаряжения для прыжков целесообразно предлагать клиентам вкупе с остальными услугами, что и делает известная компания SWS. В проектах и задумках руководителя компании производство специальных ранцев для прыжков.

Преимуществом этого вида заработка является то, что начальные затраты совсем не велики. Что позволяет весьма продуктивно проектировать ранцы не только для прыжков с парашютом с самолета, но и с неподвижно стоящих объектов.

Как правило, наибольших расходов требует такие этапы, как проверка снаряжения и техники на безопасность и соответствие нормам и правилам, эксплуатация в рамках тестирования (как правило, требуется не менее 300-400 прыжков для подтверждения благонадежности снаряжения), сертификация европейского уровня ETSO и пр.

При всем этом, ранец должен стоить дороже двух тысяч долларов, поскольку такая цена объективно не конкурентоспособна. Хотя совокупный бюджет бизнес-проекта может стоить дороже 25-30 тысяч долларов.

Помимо SWS, производством ранце занимаются компании Spark (Полтава), Skyporter «Передовые технологии парашютостроения» (Одесса). В Одессе выпускают достаточно недорогое снаряжение, в Феодосии превалируют государственные заказы.

В Украине можно найти и производителей, специализация которых сосредоточена на производстве комбинезонов, шлемов и др. аксессуаров. Тем не менее, по мнению экспертов, такой вид ремесла не может принести мастерам стабильного дохода, поскольку такие заказы, как правило, являются редкими и точечными.

Совет

Именно поэтому такой вид заработка на парашютном спорте трудно назвать полноценным.

Абсолютным преимуществом всех производителей парашютного снаряжения является расширение линейки предлагаемой продукции и услуг. В частности, компания под названием «ПараАвис» конструирует дельтапланы и парапланы (в дополнение к производству техники и снаряжения для скайдайвинга).

«Аэрос» выпускает специальные купола для совершения полетов по склонам гор, а также различные планеры, парапланы, мотодельтапланы и пр. Эксперты убеждены, что производителям совершенно не выгодно специализироваться узко на чем-либо, будь то производство ранце или выпуск аксессуаров.

Читайте также:  Свой бизнес: фитнес-клуб окупается за 3 года

Это приводит к ограниченному числу заказов, в итоге страдают показатели рентабельности компании, она не может нормально конкурировать на рынке и в итоге приходит к планомерному краху. Чтобы этого избежать, необходимо тщательно пересмотреть линейку предлагаемых продуктов и услуг.

Тем не менее, если узкоспециализированная компания производит продукцию очень высокого качества, она вполне способна стать полноценным конкурентов даже для европейских и американских производителей. Но это требует значительных затрат ресурсов: материальных, временных, человеческих.

Специалисты по изготовлению и ремонту парашютного снаряжения и техники особенно ценны на рынке труда в парашютном бизнесе.
Разные компании, представленные на рынке парашютного бизнеса, имеют совершенно разную историю становления. Например, Ассоциация «ПАРА-СКУФ» начала свое существования еще в 2000 году.

Изначально на поднятие бизнеса потребовались относительно небольшие затраты, так как использовалась материально-техническая база клуба, который остался со времен СССР, был взят в аренду вертолет, куплено несколько парашютных комплектов. Расходы были умеренные, спрос – стремительно растущий, поэтому бизнес стартовал весьма успешно.

При этом, руководству достаточно сложно рассуждать, когда же от вложенного был получен настоящий доход, так как полученные в результате первых прыжков средства, продолжали инвестироваться на расширение количества снаряжения, на аренду дополнительных летательных средств, на ремонт техники, приобретение все более современных парашютных комплектов. Поэтому период, через которые вложенные средства возвращались обладателям бизнеса, мог растягиваться вплоть до 2-3 лет. Тем не менее, со временем расходы стали другими по сути – все больше средств стало уходить на приобретение собственного оборудования и транспорта, постепенный уход от отношений аренды. Таким образом, требуется значительное количество времени, прежде чем бизнес начнет давать отдачу, прежде чем каждый прыжок будет не просто компенсировать предыдущий, а приносить вполне реальный доход.

Ну, и помимо всего прочего, поклонники этого вида спорта и развлечения, однажды решившие начать на нем зарабатывать, получают непередаваемое удовольствие.

Обратите внимание

Ведь что может быть лучше, чем когда любимое дело, приносящее истинный кайф, начинает приносить еще и деньги! Кроме того, стремительно возросший спрос на парашютный спорт, быстрое развитие инфраструктуры, рост числа профессионалов этого дело не могут не радовать настоящий скадайверов.

Источник: http://BiznesToday.ru/dosug/5475-kak-parashutnyj-sport-prinosit-dengi.html

Риггер (парашютный спорт)

Профессия риггер напрямую связана с парашютным спортом, точнее с укладкой и обслуживанием парашютов. Работа очень ответственная, требует математического склада ума, также специалист должен иметь солидный опыт прыжков с парашютом.  Профессия подходит тем, кого интересует физкультура (см. выбор профессии по интересу к школьным предметам).

Краткое описание 

Этот специалист занимается не только складыванием парашютов, но и обслуживанием техники, мелким ремонтом и другой технической работой. Специальность редкая и не слишком популярная, но люди, которые отлично ей владеют, легко найдут работу в России и за рубежом. 

Особенности профессии 

Парашютный спорт напрямую связан с опасностями, но в этой сфере тоже требуются своеобразные инженеры, роль которых выполняют риггеры. На плечи этих специалистов возлагаются обязанности по выполнению следующих работ: 

  • укладка запасных парашютов;
  • ремонт ранцев и куполов парашютов;
  • проведение технического осмотра и оценивание той или иной парашютной системы;
  • доработка парашютных систем в соответствии с указаниями производителей (по инструкции);
  • другая техническая работа. 

Представители этой профессии проходят обучение на специальных курсах, после чего они получают соответствующий сертификат. Не многие люди стремятся стать риггерами, ведь от опыта и мастерства специалиста зависят человеческие жизни. 

Этот специалист должен не только уметь складывать парашют, но и знать все о его конструкции, действующем авиационном законодательстве и стандартах, разбираться в материалах и т. д. Требования к риггеру зависят от его опыта и места, куда он устраивается на работу. 

Плюсы и минусы профессии

Плюсы 

  • Редкая профессия.
  • Опытные представители профессии востребованы во многих сферах нашей жизни.
  • Достаточно высокая заработная плата, но без фиксированной ставки (зависит от выработки).
  • Возможность совмещать хобби (парашютный спорт) с любимой профессией.
  • Работа базируется на тех знаниях, которые специалист получил во время обучения и личных парашютных прыжков.
  • Не требует высшего образования, ведь для работы необходимо иметь более 100 прыжков и сертификат.
  • Возможность постоянно совершенствоваться в профессии. 

Минусы 

  • Чаще всего работа связана с укладкой парашютов, суточное число которых в сезон может превышать 10 шт.
  • Требует повышенного внимания и чрезвычайной ответственности.
  • Профессия связана с опасностью, ведь в случае неправильной укладки парашюта ответственность несет именно риггер.
  • Есть риск не найти работу при отсутствии опыта.
  • Работа может быть сезонной, ведь время прыжков с парашютом зависит и от погоды, и от региона.
  • Если вы никогда не прыгали с парашютом, то не сможете получить сертификат риггера.
  • Сложности с получением сертификата, ведь школы и курсы, которые их выдают, есть только в крупных городах. 

Личные качества 

  • Ответственность и уравновешенность.
  • Умение сосредоточиться в любых условиях.
  • Обязательность и педантичность.
  • Хорошая память, ведь специалист должен знать наизусть технологии и схемы укладки.
  • Отличная координация движений.
  • Хорошо развитый мышечный корсет, отсутствие хронических заболеваний.
  • Прекрасное знание законов физики, геометрии, умение творчески мыслить. Плюсом для представителей этой профессии становится знание авиационной техники или профильное образование в этой сфере.
  • Усидчивость и готовность к монотонной работе.
  • Смелость и активность.
  • Желание связать свою жизнь с экстремальными видами спорта.
  • Умение работать с людьми.
  • Стремление идти дальше и обучать парашютистов, которые тоже хотят получить сертификаты риггеров. 

Где учиться на Риггера? Как получить сертификат риггера? 

Чаще всего курсы риггеров есть при парашютных школах и парашютных аэродромах, где новичков обучают сертифицированные риггеры. К будущим специалистам выдвигают ряд требований, которые зависят от выбранной школы: 

  • не менее 100-500 прыжков с парашютом;
  • стаж в парашютном спорте не менее 3-5 лет;
  • возраст от 23 лет. 

Также необходимо иметь характеристику и рекомендательное письмо из того клуба, где вы ранее занимались парашютным спортом. Специализированные компании и клубы не часто проводят обучение, поэтому необходимо искать курсы не только в своем городе, но и в другой стране. 

Заметим, что в каждой стране существует собственная оценка и регламент для профессии риггер, поэтому стоит проходить обучение именно в том государстве, в котором вы планируете в дальнейшем работать или заниматься спортом. 

Курсы

Курсы при компании SkyWideSystems (г. Киев)

Компания проводит обучение обычных риггеров и мастеров-риггеров, которые длятся 7 и 9 дней соответственно.

Во время курсов обучающиеся получают технические знания и практический опыт по укладке парашютов и выполнению мелкого ремонта.

После завершения курсов компания выдает сертификат и письмо-подтверждение для контролирующих органов. Для прохождения курсов необходимо иметь 100 прыжков с парашютом и опыт укладки парашютов-крыльев. 

Место работы 

Специалисты, получившие сертификат и допуск к работе, могут трудоустроиться в частные компании, которые занимаются съемкой художественных фильмов и роликов. Также можно найти работу на парашютных аэродромах и при профильных клубах, занимающихся организацией парашютных прыжков для гражданских лиц. 

Оплата труда

В странах СНГ такая профессия как риггер встречается достаточно редко, поэтому фиксированную ставку для представителя этой специальности рассчитать сложно. Обычно специалисты в этой сфере «набивают» руку на складывании парашютов при частных и государственных аэропортах, после чего начинаются заниматься обучением парашютистов, которые хотят отточить своем мастерство. 

Работа может быть как постоянной, так и сезонной, что сказывается на оплате труда. Например, специалист в ЕС за укладку запасного парашюта может получить до 35 евро. Формирование заработной платы напрямую зависит от количества клиентов, страны и региона проживания, возможностей риггера. 

Карьера

Карьера риггера – это получение более высокой категории, например риггер-мастер, после чего специалист может самостоятельно заниматься обучением новичков, становясь инструктором. 

Профессиональные навыки 

Представитель этой профессии использует разнообразную технику, схемы и другие вспомогательные материалы для обслуживания и мелкого ремонта парашютных систем и систем безопасности.

Источник: https://www.profguide.io/professions/rigger_parachuting.html

Инструктор парашютного спорта Личный опыт

Эта профессия — отчасти военная. Парашют был придуман не ради забавы, а для возможности высадить войска в труднодоступных районах.

Затем появились спортивные парашюты, а вместе с ними и такое понятие, как «парашютный спорт». Наш сегодняшний герой служил в воздушно-десантных войсках, сейчас он занимается подготовкой спортсменов.

Знакомьтесь, Вячеслав Субботин, старший инструктор аэродрома «Борки».

Как становятся инструкторами парашютного спорта

На это не один год положен, — говорит Вячеслав. — Желание прыгнуть с парашютом возникло у меня еще в детстве, лет в 5—6, тогда я впервые увидел парашютистов в небе над Тушинским аэродромом.

Поэтому, когда друг рассказал мне о том, что можно начать заниматься парашютным спортом в клубе «Десантник», на аэродроме Алферьево, я не раздумывал.

Там я сделал 12 прыжков, а потом ушел служить в воздушно-десантные войска.

Инструктором гражданской авиации стал на том же аэродроме. Я в то время устроился работать в МЧС, куда набирали спортсменов для десантирования в труднодоступные районы. Именно тогда и прошел специальный курс.

Затем получил квалификацию тандем-мастера, дающую право на прыжки в паре. Чтобы подняться на эту ступень, нужно выполнить некоторые условия: сделать 500—600 прыжков, стать мастером спорта, иметь одну боевую отцепку.

Боевой отцепкой называют ситуацию, когда основной парашют не раскрылся — парашютист отцепляет его и раскрывает запасной.

Без страховки

— В принципе, можно — объясняет мне собеседник, — но страховка спортсменов стоит очень дорого, да по большому счету она и не нужна.

Сейчас техника на таком уровне развития, что разбиться практически невозможно — существуют специальные приборы, которые раскрывают запасной парашют автоматически на определенной высоте, если основной по каким-то причинам не раскрылся.

Важно

Кроме того, парашют укладывается поэтапно, и каждый этап тщательно проверяется, так что нужно сильно постараться, чтобы сделать что-то не так.

Кстати, когда пошел служить в армию, меня сразу предупредили, что за специально проделанную боевую отцепку я отправлюсь на «губу». Ведь при возникновении такой ситуации солдату предоставляется 10-дневный отпуск, так как в результате он переживает сильнейший стресс. А спортсмен может этим просто воспользоваться, поскольку знает, что нужно сделать, чтобы получить этот отпуск.

Самый страшный прыжок

— В первый раз прыгать не очень страшно, — рассказывает Вячеслав, — ты еще не знаешь, на что идешь. А вот перед вторым прыжком колени действительно дрожат. Это — самый жуткий момент. Потом уже перестаешь бояться.

Нет, страх, конечно, все равно присутствует, но уже в меньшей степени.

И Вячеслав знает, о чем говорит: на его счету уже больше 3000 прыжков, максимальная высота, с которой прыгал, 5,5 тысяч метров — чуть больше минуты свободного падения.

Тех, кто прыгает с парашютом впервые, называют «перворазниками». Их инструктируют 3—4 часа. Показывают парашют, взаимодействие его частей, рассказывают, как себя вести в самолете.

Высокий спорт

— Перворазниками я давно не занимаюсь, — говорит Вячеслав, — сейчас готовлю спортсменов по программе AFF (Accelerated FreeFall — ускоренный курс обучения для тех, кто хочет заниматься парашютным спортом — Прим. авт.).

Занимаемся в классе 6 часов, потом практика — сначала на земле: отработка техники прыжка, чтобы человек научился правильно принимать прогиб, проходить отцепку и т. д. Тренируются спортсмены на специальных тренажерах.

Например, на подвесной системе, где парашютиста подвешивают, и он отрабатывает определенные действия. Устройство, которое мы между собой называем «тачка», представляет собой «ящик» на четырех колесах, сделанный по форме тела человека. «Тачка» вращается, а человек отрабатывает в ней развороты и прогиб.

Хотя, на мой взгляд, лучший вариант — две кровати. Мы раньше так тренировались: повисали между двумя кроватями, было очень эффективно. Всего уровней обучения AFF семь.

С первого по третий, как говорит Вячеслав, человек учится выживать: отделяться от летательного аппарата, контролировать свободное падение, использовать приборы и раскрывать парашют на заданной высоте. Эти навыки приобретаются за счет интенсивных наземных тренировок и прямого контроля инструктором в воздухе.

Совет

Следующие четыре уровня — выработка навыков маневрирования в свободном падении. Студент учится выполнять подходы, развороты на 360 градусов, переднее и заднее сальто, перемещаться и ориентироваться в воздухе.

А если передумал?

Есть у инструкторов и другой способ заработка — прыжки в тандеме. — Это когда люди приходят «покататься», — говорит Вячеслав. — Прыгают в паре с инструктором, который контролирует падение, раскрывает парашют. Вместе с ними прыгает оператор, который снимает падение на камеру. Он приземляется раньше и ждет «туриста» на земле, чтобы снять также приземление.

Читайте также:  Интернет-магазин видео фильмов - специфика бизнеса

Ох, чего только не наслушаешься в момент раскрытия парашюта, — смеется мой собеседник. — А часто бывает, что парашютист, пройдя инструктаж, уже в самолете решает не прыгать? — Не часто. Хотя мы никогда не настаиваем. Это — психологический момент. Если спортсмен чувствует, что не готов, все равно «смажет» прыжок, плохо его выполнит — и придется потом перепрыгивать.

— А какие вопросы чаще всего задают перворазники?

— «А если не раскроется запасной парашют?» — самый частый вопрос. Но, как я уже говорил, это сейчас — из области фантастики.

Мария Максимова
Работа для вас

 Готовится урна для ания.

RSS

Источник: https://www.Rabota.ru/soiskateljam/iz_pervyh_ust/instruktor_parashjutnogo_sporta.html

Чем россиян привлекает скайдайвинг

О том, чтобы прыгнуть с парашютом, мечтает 42 миллиона россиян. Реально прыгает – занимается разными направлениями скайдайвинга – 8300 человек.

Такие данные приведены в исследовании-опросе, проведенном “Sportistika.com” в прошлом году. И хотя вряд ли парашютный спорт можно назвать массовым, но перспективы у него, по-моему, большие.

Ведь многие просто не знают, что детские мечты о полете вполне могут стать реальностью.

Парашютный спорт тем и хорош, что по мере “погружения” в него возрастает и разнообразие возможностей, и уровни сложности. От самого незатейливого – просто радостного отдыха в веселой компании и до серьезных, реально сложных спортивных дисциплин.

В аэроклуб можно просто приезжать ради общения, праздничной, энергичной атмосферы: “отключиться” от будничного существования. Да просто знакомиться и находить новых друзей. Не случайно среди парашютистов много семейных пар. Кто-то пришел сюда вслед за своей “половинкой”.

Кто-то встретился и познакомился прямо на дропзоне. “Ну, как можно было пройти мимо растерянной девочки, у которой что-то случилось с клевантой?! Конечно, помог”, – рассказал мне один из приятелей. (Клеванта – это мягкая петля, которой заканчивается стропа управления парашютом. – И.Н.

) “Помощь” затянулась, и в конце концов закончилась свадьбой, а потом и двумя детишками, которые сейчас тоже каждые выходные – на дропзоне. Кстати, согласно тому же опросу, 62% “прыгающих” родителей хотят, чтобы их дети тоже занимались скайдайвом.

Поэтому парашютные династии – это вовсе не редкость.

Почему скандинавская ходьба стала такой популярной

На аэродром каждый приходит по-своему. Кто-то из любопытства, кто-то (таких очень много) – “за компанию”.

Прыгает парень – в какой-то момент его подруге надоедает сидеть и ждать внизу, на земле, тем более, когда мимо на стартовую площадку то и дело пробегают стайки симпатичных девушек.

“А я чем хуже?” – закономерный вопрос превращается в “крючок”, и вот уже очередная кандидатка в парашютисты, собрав волю в кулак, старается засунуть подальше все страхи и идет прыгать.

Обратите внимание

После первого “развлекательного” прыжка кто-то решает, что с него хватит. Но многие предпочитают остаться и заняться скайдайвингом основательнее. Вариантов множество: групповая акробатика “на пузе”, фрифлай и фристайл, прыжки на точность приземления, купольное пилотирование и акробатика, полеты в вингсьюте, – всего не перечислишь.

Кто-то даже осваивает вторую профессию, связанную с небом: становится инструктором, тандем-мастером, видеооператором. Небо затягивает.

Парашютный спорт тем и хорош, что дает разнообразие возможностей и уровней

В стране действует сейчас порядка 40 аэроклубов и дропзон. Так что стать парашютистом возможно и даже не очень трудно. Было бы время, желание и деньги. Даже уровень физической подготовки на начальном этапе не играет особой роли, в отличие от атлетических видов спорта.

Крепкие нервы, координация, умение быстро ориентироваться и принимать решения куда важнее накачанных мускулов. Навыки формируются во время учебы: никто же не будет “выкидывать” тебя из самолета как щенка в омут, без подготовки.

К концу курса студент уже умеет справляться со страхом и волнением при отделении от самолета, владеть телом во время свободного падения, правильно открывать парашют и управлять им для безопасного приземления.

В Венгрии изобрели новый вид спорта под названием текбол

Деньги – да, это, пожалуй, главный сдерживающий фактор. Снаряжение дорогое, да и сами прыжки – расход не копеечный. Впрочем, с какой стороны посмотреть: один спортивный “прыг” на подмосковных аэродромах стоит сейчас около 1300 рублей, дешевле ужина в ресторане или похода в театр.

Правда, если уж “заболел” прыжками, одним, конечно же, не обойдешься. Но, честное слово, это занятие настолько увлекательное, так “заводит”, дает массу острых ощущений и положительных эмоций, что финансовая сторона дела отодвигается на второй план.

Не случайно среди парашютистов-любителей – люди самых разных профессий: от командира подводной лодки и тележурналиста до детского врача-хирурга.

Инфографика РГ / Леонид Кулешов / Ирина Невинная

Прямая речь

Елена Соколова, бизнесмен:

“Я с помощью парашюта выбивала “клин клином”. За год до начала парашютной жизни я создала собственный бизнес. Были большие риски, я вкалывала и жила в сильнейшем стрессе. Я так боялась “не потянуть”, подвести партнеров, что даже спать перестала.

Наш аэродром уже несколько лет был мне знаком, там прыгали друзья, я ездила туда раньше с детьми просто отдыхать.

Важно

При этом сам парашютный спорт мне был совершенно не интересен, наоборот, всем друзьям-парашютистам я считала своим долгом объяснить, что они дураки и безответственные эгоисты, поскольку не имеют права рисковать так своей жизнью, когда у них есть дети или живые родители. Так бы, возможно, и продолжалось.

Бизнес развивался успешно, но мой психоз не проходил, я по-прежнему боялась не смочь, не справиться, не вытянуть конкуренции. Мне надо было найти что-то, чтобы переключиться, разгрузить мозг, получить хотя бы несколько минут передышки. Я решила попробовать еще больший стресс – и пошла прыгать”.

Сейчас у Елены 200 прыжков, и она утверждает, что преодоление страха перед высотой помогло ей и в “земной” жизни, и в бизнесе.

Юлия Шато, фотограф:

“Я люблю снимать природу, пейзажи, особенно горы. И посмотреть на эту красотищу сверху всегда мечтала. Есть такое направление в парашютном спорте: бэйсджампинг, прыжки со всевозможных объектов – высоких зданий, мостов, антенн.

Это мне неинтересно было, а вот прыгнуть в горах, с вершины или уступа на отвесной стенке – это да, круто. После прыжка летишь сначала в вингсьюте над рельефом, затем раскрываешь парашют. Но прежде чем заняться такого рода прыжками, нужно как следует освоить кучу других парашютных дисциплин.

До этого я перепробовала много чего: акробатика, горные лыжи, кайтсерфинг. Но прыжки в горах с вингсьютом – это лучшее”.

Сейчас у Юлии 850 прыжков, из них в горах – 265. Она рекордсменка России в вингсьют-формациях.

Юрий Костицын, член-корреспондент РАН, профессор МГУ:

“Для меня прыгать или не прыгать – такого вопроса не было, парашюты привлекали с детства. Еще когда в середине 70-х, закончив школу, отправился служить в армию, специально просился в военкомате, чтобы определили в десантные войска.

Меня направили для пробы на подмосковный аэродром Волосово, где я и сделал три первых прыжка. Потом – призыв, учебка и служба в Псковской десантной дивизии, 30 прыжков. А после демобилизации парашют как-то отодвинулся и забылся – появились другие интересы, прежде всего научные.

И лишь четыре года назад случайно познакомился с компанией парашютистов. Разговорились – ребята прыгали в Пущино, кстати, не так и далеко от Волосово, договорились попробовать. Первый тандемный прыжок – в связке с инструктором – мне активно не понравился, я хотел прыгать и “рулить” парашютом сам.

Совет

Тут же записался в “студенты” на курс AFF (обучение свободному падению). Закончив курс, спортсмен получает право на самостоятельные прыжки”.

Сейчас у бывшего студента-профессора уже более 800 прыжков, он дважды рекордсмен России в вингсьют-формациях.

Источник: https://rg.ru/2017/05/10/chem-rossiian-privlekaet-skajdajving.html

«Обожаю прыгать с парашютом, но боюсь летать на самолетах». Девушка, которая приземлилась на «Борисов-Арену»

Теперь Саша Садовникова мечтает прыгнуть на стадион «Динамо» после реконструкции.

Саша Садовникова – та самая девушка, которая несколько недель назад с парашютом приземлилась в центральном круге «Борисов-Арены». За ее плечами более 900 прыжков и пару десятков маленьких и больших соревнований.

Спортсменка мечтает попасть в сборную Беларуси и тратит на увлечение почти все свои деньги. Зачем ей это и как с высоты выглядит самый современный стадион Беларуси? Об этом и не только Саша рассказала Тарасу Щирому.

– Саша, как так произошло, что экономиста занесло в парашютный спорт.

–Так жизнь моя сложилась. Я впервые прыгнула с парашютом на Боровой еще в 10-м классе. Мне тогда было 16. Деньги на прыжок дал папа. Собирался прыгнуть со мной, но в последний момент соскочил, сказал, что не готов.

В итоге после прыжка я была очень счастлива, так как сбылась моя давняя мечта. И с тех пор, а я прыгала уже около тысячи раз, меня манит небо. Особенно тогда, когда прыгаешь во время заката или взлетаешь выше облаков. Прыжки делают мою жизнь ярче.

Я просто не знаю, что может быть круче. Возможно, только высший пилотаж на самолете. Для многих это как наркотик. Если втянулся, то отказаться уже практически не можешь. Теперь вся моя жизнь построена на прыжках.

И я даже не помню, когда в последний раз за 6 лет ездила просто так отдохнуть на море. Я всегда еду туда, где можно попрыгать. 

Так вот, в момент подготовки к первому прыжку я заметила, что некоторые люди на Боровой занимаются парашютным спортом профессионально, прыгают самостоятельно со своими парашютами. И мне стало интересно, как можно попасть в эту секцию, платят там за прыжки деньги или нет.

Оказалось, что тогда в аэроклубе была непростая ситуация, сильно урезали программу бюджетных прыжков.

Обратите внимание

И мне попался человек, который на мой вопрос, как стать таким крутым, как вы, сказал: «У  нас тут все за деньги! Парашют стоит 5-6 тысяч долларов, а прыжок – 20-25 долларов! Вот и считай».

И я в тот момент подумала, что займусь этим спортом только тогда, когда разбогатею, а пока не судьба – нет таких денег. По итогу пошла учиться на экономиста в БГУ, но на 4-м курсе узнала, что моя знакомая прыгает самостоятельно с «крылом». Да еще и бесплатно.

– Это такая разновидность парашюта?

– Да, когда человек первый раз хочет прыгнуть без инструктора, ему дают круглый десантный парашют Д-5 или Д-6. При прыжке с ним почти не будет свободного падения, и он раскроется в любой позе. Ведь человек, который прыгает впервые, не имеет опыта, его колбасит в воздухе.

Ну а если твое тело нестабильно в прыжке с профессиональным парашютом, он может раскрыться не в той позе, запутаться, и все может закончиться не самым лучшим образом. «Крыло» – это прямоугольный парашют. Он управляемый. В отличие от десантного парашюта, ты можешь лететь с ним туда, куда захочешь.

И по ветру, и против ветра.

Так вот, та девушка сказала, что каждый год в Боровой набирают молодежь в бесплатную секцию. Возраст – от 16 лет до 21 года. Мне как раз был 21, и я успела в крайний вагон. Ну и все. Пришла, записалась, прошла жесткую медкомиссию, на которой тебя могут не пропустить даже из-за плохих анализов крови и мочи.

Но больше всего я парилась из-за зрения, однако по итогу прошла. Позже была теория, сдача зачетов, к примеру, на правильную укладку парашюта, и только потом я начала прыгать. Сначала с «круглым» парашютом, а потом уже с управляемым. На 21-м прыжке меня «пересадили» на «крыло». Первые прыжки, к слову, были очень страшными, а первая тройка давалась просто через силу.

Иногда мне казалось, что я заставляла себя идти в самолет.

– Тогда для чего ты это делала?

– Я хотела перестать бояться. Чего? Это непонятный страх. Ведь ты по большому счету знаешь, что с тобой ничего не произойдет. Ты знаешь, как работает твой парашют, знаешь, что он откроется. Ты сам его укладывал и проверял на исправность.

Читайте также:  Свой бизнес: кладка каминов

Но даже при этом паника перед прыжком все равно была. Просто есть осознание того, что если вдруг что-то все-таки произойдет, то это будет очень страшно. Ты боишься самого прыжка. Перед тобой внизу пропасть в тысячу метров.

У меня в первое время от этого подкашивались колени.

– Тебя в эту пропасть не подталкивали?

– Вроде, нет. Да я и не задерживалась перед прыжком и прыгала всегда по сигналу пилота. Хотя люди часто задерживаются. Если инструктор видит, что человек долго стоит, начинается сопротивляться, то может и подтолкнуть.

* * *

– Знаешь, для обычного болельщика, который любит футбол, хоккей, теннис, парашютный спорт – это какой-то недоспорт.

– Да, слышала. Людям наш спорт просто непонятен. Но я получаю от него огромное удовольствие. Это такой азарт! И самое интересное, что мне совершенно неинтересно просто так прыгать, я хочу соревноваться. И если у меня что-то не получается, я очень расстраиваюсь.

В парашютном спорте очень много дисциплин. Я занимаюсь классическим парашютизмом, который был очень развит еще в Советском Союзе. Это очень безопасный вид. Идея следующая. На земле лежит большой мат, а на нем – круглый черный датчик диаметром 32 сантиметра.

И тебе нужно сделать так, чтобы ты приземлился против ветра в этот датчик пяткой. В центре датчика – желтый кружочек диаметром 2 см. Это ноль. И если ты попадаешь в него пяткой, то это отображается на экране. Это значит, что ты очень крутой. Чем дальше от нуля  приземляешься, тем хуже твой результат.

Важно

У кого сумма сантиметров после восьми соревновательных прыжков меньше, тот, соответственно, побеждает.

По зрелищности это второй из наших видов – зрителям все понятно, они могут болеть за своих любимчиков. Есть еще свуп – соревнование, которое сейчас проходит на Всемирных играх во Вроцлаве. Это самая опасная разновидность парашютного спорта. В свупе больше всего травм и смертельных исходов.

Дело в том, что парашют очень и очень маленький. И на таком парашюте ты должен на большой скорости пронестись над вырытой в земле канавой, дотронуться ногой до воды и пролететь так далеко или так быстро, как только сможешь.

Выступают в этой дисциплине те, кто имеет за спиной 3-5 тысяч прыжков, но вероятность того, что даже опытный парашютист может что-то повредить, все равно высока. А новички, которые не думают, не только что-то ломают, но и погибают.

Например, в позапрошлом году на соревнованиях в Дубае за несколько дней до нашего прилета погиб поляк. Это человеческий фактор. Если занимаешься таким опасным видом парашютного спорта, нужно осознавать ответственность и риск.

– Кто самый крутой парашютист? Может, россиянин Валерий Розов?

– О, Валера –  это вообще очень крутой чувак. Розов занимается бейсджампингом – прыжками с парашютом с каких-то стационарных объектов типа антенн, строений и гор.

Его можно уважать не только за классные проекты, но и за очень профессиональный подход к делу. Он профессиональный альпинист, очень здорово ощущает себя в горах.

Розов всегда дотошно проверяет свою технику, исследует точки отделения и места, где летает.

Он, к примеру, никогда не прыгнет в плохую погоду. Просто Розов понимает, к чему может привести то, чем он занимается. А другие, даже очень опытные парашютисты, иногда становятся чересчур самоуверенными. К сожалению, бывает, что это приводит к плачевным последствиям. Год назад, прыгая бейс, погиб белорус, очень хороший пацан. И я, честно говоря, не понимаю, зачем идти на такой риск.

*  *  *

– Ты зарабатываешь деньги на парашютном спорте?

– Нет, только трачу на него.

– Как?

– Например, взнос за участие в Кубке мира, а это примерно 200 долларов, оплачиваю сама.

– А федерация?

– Лучшие спортсмены стоят на окладе в ДОСААФ. Также есть сборная вооруженных сил, где лучшие спортсмены получают зарплату. А что касается федерации, она оплачивает взносы на соревнованиях основному составу. И то не всегда. Чтобы попасть в основу, нужно иметь опыт и большое количество прыжков.

Совет

В сборную входят девочки, за плечами которых по 3-7 тысячи прыжков. У меня их около тысячи. У нас в составе есть Наталья Никитюк, которой 48 лет. У нее больше 10 тысяч прыжков, а в прошлом году она вообще стала чемпионкой мира. Так что я пока в переменном составе сборной. Чтобы попасть в основу, мне нужно еще пару лет хороших тренировок.

Но ежегодно я все равно езжу на несколько международных соревнований.

– На этих стартах можно заработать?

– На стартах в Дубае за первое место можно получить, наверное, 2 тысячи долларов. Это считается очень круто. Такого призового фонда больше нигде нет. За победу на чемпионате мира денег не дают. Максимум – медаль.

– Тогда зачем ты тратишь столько денег, если даже не попадаешь в основу сборной?

– Соревновательный дух – это очень круто! Это меня подстегивает. Я хочу добиваться спортивных результатов и, конечно, получать спортивные звания. Для начала хочу хотя бы выполнить норматив КМС.

– Получается, что ты все свои деньги тратишь на парашютный спорт.

– Да. А что поделать? Каждый тратит их на то, что считает нужным.

– А как же самое необходимое? Например, одежда.

– В последнее время вообще на нее не трачусь. Правда, купила себе недавно платье. Ну а так я очень давно себе что-то покупала. Каждый год собираю деньги на соревнования. В прошлом, к примеру, собирала на аэродинамическую трубу. Знаешь, что это такое?

– Примерно.

– Это имитация свободного падения. Эта труба – самая крутая штука, которая есть в нашей теме. В Беларуси аэродинамической трубы нет. Поэтому тренироваться приходилось в Россию. За два года полетала в трубе 2 часа. Час стоит 450 долларов.

– Ты так на этом повернута?

– Да, на данный момент это мой главный интерес. С появлением парашютного спорта в моей жизни изменилось все. Мне кажется, все, что было до этого, было не со мной. У меня изменился круг общения. Хотя старые подруги, конечно, остались.

Мама из-за этого интереса первое время нервничала. Говорила, что трачу слишком много времени на прыжки и не хочу ничем другим заниматься, но потом смирилась. Правда, иногда еще спрашивает: «Может, хватит?». Отвечаю: «Нет, мама, забудь».

– Не боишься, что со временем можешь стать ограниченной только одним интересом?

– Нет, ведь я работаю пресс-секретарем в федерации авиационного спорта, организовываю разные большие и не очень мероприятия. Раньше, например, работала в PR-агентстве Sette, в компании А-100, в других местах, которые вообще не были связаны с авиацией. Так что я могу не только прыгать. Человек должен во всем развиваться.

– Тогда расскажи, как у тебя возникла идея пошить парашют Леонардо да Винчи.

– Это было года три назад. Я тогда работала в Sette, и нам нужно было придумать, как собрать журналистов в районе «Новая Боровая», где начали строить жилой комплекс. И я подумала, что это может быть очень классной идеей.

Хотя как парашют, если сравнивать его с современными аналогами, он не очень. Но я решила все-таки повторить изобретение Леонардо. Что оно из себя представляет? Он как объемный треугольник. До меня его никто в Беларуси не шил.

Такой парашют, если не ошибаюсь, делали только во Франции и Швейцарии, правда, с более серьезным подходом. В итоге я нашла в нашем аэроклубе старую парашютную ткань, позвала друга, и мы три ночи резали, вымеряли, а потом все сшивали крепкими нейлоновыми нитками. На все ушло около недели. Было сложно, но в итоге наш вариант был достаточно похож на оригинал.

Ну и потом мы прикрепили к парашюту манекен, посадили его в вертолет и сбросили. Приземлился он очень четенько – в самый центр строительной площадки. Не повредился. Если бы с этим парашютом прыгнул человек, думаю, выжил бы. Но ноги бы точно сломал 🙂 Все-таки вертикальная скорость была очень большая.

Идея всем очень понравилась, и положительных отзывов было очень много.

– А кто тебя подбил прыгнуть с самолета на «Борисов-Арену»?

– Каждый год в наш аэроклуб обращаются с просьбой организовать определенное количество показательных прыжков. Я прыгала и на Линию Сталина, и в центр города на площадку возле Дворца спорта во время открытия мотосезона. Но самый крутой прыжок я совершила на «Борисов-Арену» во время игры БАТЭ и «Городеи».

Я как-то в аэроклубе услышала, что планируются прыжки на домашнем матче БАТЭ, и сразу загорелась. Все-таки мне давно хотелось попасть на этот стадион, а тут появилась такая возможность не просто посмотреть, но еще и приземлиться прямо на поле перед зрителями.

У нас обычно на показательных выступлениях плохая погода (низкая облачность, шквалистый ветер), из-за чего начинается небольшая паника. А тут все было здорово. Только летели из Минска на АН-2 что-то долго. Наверное, минут 40, подстраивались по времени.

В итоге все получилось очень классно, хотя было немного страшно из-за небольшого ветра, крыши и осветительных мачт. Думала, чтобы меня не снесло куда-нибудь. В итоге приземлилась прямо в центральный круг. Там мягенький газон, и от посадки были очень приятные ощущения.

Обратите внимание

А мы ведь, к примеру, приземляемся и на асфальт, а на «Крылатым фэсце» вообще садились на какое-то пахотное поле. Но в Борисове, повторюсь, все было очень здорово. Теперь хочу прыгнуть на стадион «Динамо», когда он откроется после реконструкции.

– Тебя в лес никогда не заносило?

– Однажды я приземлилась на сосну. И это было очень жестко. От того прыжка у меня остался большой синяк и ссадина на ноге. Я испытывала страх. Повисла между двумя соснами и около часа держалась там на руках.

А недавно была вообще страшная ситуация. Мы взлетели и увидели, что приближается большая грозовая туча. Летчик нам сообщил, что на высоте усилился ветер. В итоге мы зачем-то выпрыгнули, и я вскоре заметила, что всех начинает сильно уносить. Сначала на стройку, потом на лес. Как же мне не хотелось в тот момент снова оказаться на сосне.

Все-таки прошлые ощущения были еще свежи в моей памяти. И среди леса я нашла небольшую площадку для учебных авто. Это была единственная возможность не приземлиться на дерево. И каким-то образом я села на этот асфальтированный кусочек земли. Мне, честно говоря, повезло. Таких порывов ветра я еще не видела. На земле столы уносило, дети плакали. Ужас, короче.

Отбила тогда себе все пятки. Потом неделю хромала.

*  *  *

– Скажи, а есть люди, которые прыгают с парашютом, но при этом боятся летать на самолетах?

– Это я. До прыжков не так боялась, а сейчас наоборот. Просто в последнее время столько плохих новостей, что становится страшно. Кроме того, я привыкла, что летаю с парашютом, с которым чувствую себя уверенно. Но мне страшно, когда я без него. Мы как-то летели из Сочи, и я сидела около крыла, которое весь полет сильно вибрировало. Наверное, полчаса не могла говорить, была очень напряжена.

– Кстати, о самолетах. На днях в Минске пройдет авиашоу ПРОНЕБО. Ты будешь в нем участвовать?

– Нет, в этот раз парашютистов там не будет. Будут соревнования по вертолетным гонкам с участниками из Германии, Украины, Польши, России. Пройдет турнир по дрон-рейсингу. Кроме-того, будет интересная развлекательная часть.

В планах – авиашоу с участием реактивных самолетов, а еще концерт, на котором выступят Navi Band, Litesound и N.R.M. Оказывается, солист и гитарист N.R.M Пит Павлов служил в ВДВ, и когда-то раз 15 прыгал с парашютом.

А сейчас он написал песню про любовь к небу и скоро выпустит клип на эту песню. Так что приходите. Будет интересно.

ФОТО: из личного архива Александры Садовниковой

Источник: https://by.tribuna.com/tribuna/blogs/pronebo/1349034.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector